Профессиональное выгорание

Оригинальный текст статьи смотри здесь

История, без всякого сомнения, вновь пошла на новый круг. Как сто лет назад революционное общество, так и сейчас современное российское стоит перед сложнейшей дилеммой, на этот раз вызванной новым витком информационной     революции. И пока представители государства, бизнеса и общества соревнуются друг с другом в предсказании сценариев будущего[1], школа осталась брошенной на перекрестке, словно витязь с картины  Васнецова[2]. В подобных условиях именно на учителей ложится огромная  нагрузка в деле обучения и воспитания детей поколения Z. Оставив в стороне споры о месте, роли и авторитете современного учителя, нужно признать: одним из самых важных вопросов современной образовательной системы является вопрос подготовки и инкорпорации молодых специалистов.

Проблемы молодых педагогов, кажется, мало изменились за прошедшие сто лет. Низкая зарплата, столкновение с консервативной парадигмой, отсутствие видимых карьерных перспектив и проч. – проблемы не меняются, меняются условия их решения. К вышеизложенным вызовам добавляется еще один – давно отмеченное «педагогическое выгорание», которое в «городской культуре» стало в последнее десятилетие затрагивать и молодых специалистов[3]. Рецепты лечения сложны своей простотой: в XXI веке все реже вспоминают о педагогической культуре и традиционной преемственности, которые, начинаясь с конкретной образовательной организации, венчаются успешностью и конкурентноспособностью всей системы образования нашей страны. Ограниченная в материальных возможностях, администрация образовательной организации должна максимально использовать «духовный ресурс», приведший молодого учителя в школу. Учителя, для которого понятия «государство», «гражданин», «ответственность» являются не только и не столько темами урока в IX классе, сколько смысловыми и целевыми ориентирами.

Эссе: «Моя педагогическая философия».

«Слог преподавателя должен быть увлекающий, живописный. Что действует сильно на воображение, то не скоро выбьется из головы»[4].

Когда я учился в 11 классе и ссорился с Галиной Анатольевной (классный руководитель и учитель Истории) по поводу аграрной реформы Столыпина – я четко представлял, кем стану. Обучение в Московском государственном университете лишь укрепило это желание, ибо обладание знанием требует его дальнейшей ретрансляции. Звонок Галины Анатольевны ранним утром в августе 2013 года окончательно расставил по местам все дальнейшие приоритеты.

Преподавание требует понимания, терпения, изобретательности и готовности к резким переменам. Ребенка не интересует, сколько часов ты готовился к его уроку, он, как потребитель, требует знаний здесь и сейчас. Наверное, именно поэтому нас, педагогов, называют не то сумасшедшими, не то, как после парламентских выборов – коррупционерами и фальсификаторами. И это – главные стимулы, заставляющие не спать ночами: наставлять и делиться с теми, кто, быть может, поняв главные вопросы нашего исторического процесса, вернет нас всех к искренности, доброте и пониманию.

История тоже жестока. Она не оставляет нам времени на раздумья, а само время, гулко чавкнув рождением или смертью – выбрасывает в пустыню все наши мечты. Мечты о лучшем, идеальном будущем – что фантазии детей, и их пытливый ум стремится к справедливости, чистоте и ясности сильнее любого социалиста-утописта. И ради этого мы работаем – нужно не испортить эти искренние эмоции, только лишь снарядить детей крепкими крыльями для самостоятельного полета.

Нет ни одного универсального рецепта, совета или метода преподавания. Каждый ребенок, каждый отдельный класс и вся школа в целом – уникальный организм взаимозависимых, и, конечно же, противоречивых явлений, наблюдение, объяснение и предсказание которых является не менее важной задачей, чем прохождение новой темы на очередном уроке. Почему Ваня пришел с плохим настроением, что стряслось в семье у Леры, о ком мечтает Олеся и какая температура на улице – порой эти факторы важнее, чем выполнение детьми картографического практикума и достижения планируемых универсальных действий. Все это необходимо помнить в каждодневной работе.

И только после этого начинается урок. Как говорит учитель Химии и Основ безопасности и жизнедеятельности нашей Гимназии, Сергина Мария Петровна: «… На мой урок может зайти только президент и министр обороны, и только при условии начала боевых действий». Урок – Служба на Рождество, минута молчания вечером 9 мая, речь Президента перед боем курантов – святое место и наполненное смыслом – время. Наверное, именно потому мы злимся, когда целых пять секунд мы вынуждены тратить на замечания или переключение слайда при зависании компьютера. И здесь, во второй раз, я снова убежден, что показателем хорошего урока, когда и дети, и педагог уходят на перемену наполненные новым смыслом, есть деятельность. Любая:

  • традиционное дореволюционное обучение в классических гимназиях, где огромное внимание уделялось изучению языков и кропотливой работе с текстами;
  • максимально-практичная по примеру единой трудовой школы 1920-х. гг., где сами дети определяют свои задачи, ставят проблемы и разными способами пытаются найти ответы на волнующие вопросы;
  • воспроизводимая при помощи и примером учителя по следам методик В.А. Сухомлинского. «Если нормальный человек ни в одном предмете не достиг успехов, если у него нет любимого предмета, значит, школа не настоящая».

Этот выбор зависит от сложности темы, особенностей возрастной психологии учащихся и прочих, иногда прямо иррациональных факторов. Специфика предмета требует порой, консервативности, нудного заучивания и повторения, но современные методики проведения уроков вкупе с информационным пространством, где мы попросту обязаны «вылавливать» учащихся, заметно облегчают нашу службу. Что бы то ни было, учитель ответственен за всё, что происходит на его уроке, и, учитывая быстроменяющийся бег детской жизни, должен быть готов поспеть за удаляющимся временем.

Рабочий, профессиональный, созидающий и дружный коллектив – это огромная часть успеха каждого педагога, а, следовательно, и ученика. Иногда кажется, что вся наша жизнь будто сводится к обсуждению проблем обучающихся, применению проблемной технологии при проведении урока в XI классе, подготовке к ГИА… Да, это важная часть нашей работы, но еще – горящие глаза детей, попытки добиться совершенства в работе и игра октябрьских листьев за окном. Это – моя жизнь. Та самая, которая началась со звонка любимого учителя.

 «Деньгами вы настроите школ, но учителей не наделаете. Даже самый беднейший какой-нибудь школьный учитель и тот бы ужасно много мог сделать и единственно одной лишь своей инициативой, захоти только сделать! В том-то и дело, что тут важна личность, характер, важен такой человек, который действительно способен хотеть»[5].

Так писал Я более года назад для участия в конкурсе профессионального мастерства «Учитель года». С тех пор изменилось немногое. Пока в обществе активно обсуждается перспектива внедрения Национальной системы учительского роста (правда, преподавательский состав участвует в обсуждении достаточно пассивно), учителю нужно готовиться к следующим шести урокам, которые ожидают его завтра. «Sic itur ad astra» (лат.).

Сейчас во многих регионах идет серьезная перестройка системы  педагогического образования, которое становится все более практико-ориентированным. Этому, безусловно, трудно не радоваться. Однако настоящая жизнь молодого специалиста начинается в первого урока в сетке каждодневного расписания. Думается, кроме основной задачи воспитания и обучения, опытному учителю, а также администрации, стоит большее внимание уделять работе с молодыми педагогами, которые, без всякого сомнения, помогут эффективнее наладить конструктивный диалог с современным поколением Z.

Возможны следующие рекомендации:

  • небольшая урочная нагрузка в первый год работы и, напротив, увеличение внеурочной нагрузки, что позволит, с одной стороны, избежать усталости, с другой стороны, поможет наладить диалог с детьми;
  • формальное и неформальное шефство опытных педагогов. «Мягкий» контроль путем посещения уроков и методических «диспутов» на заседаниях школьного методического объединения;
  • предоставление открытых площадок для обмена опытом (педагогический совет, конференции разных уровней), где теоретические знания молодых специалистов дополняются широким практическим опытом более мастеровитых коллег;
  • проведение открытых уроков и мастер-классов опытными педагогами, где могут присутствовать все преподаватели образовательной организации;
  • активное привлечение молодых специалистов к различным видам социального проектирования, поручение организации и руководства мероприятий досуговой и духовно-нравственной деятельности;
  • участие в конкурсах профессионального мастерства (в первую очередь, «Педагогический дебют»), что позволяет критически взглянуть на собственную деятельность и мотивирует к дальнейшему профессиональному росту;

Молодые учителя очень скоро станут носителями тех педагогических традиций и культуры, которые с большим трудом сохраняют более опытные педагоги. Традиции, которые смываются не знающей границ «цифрой». И пусть они сами об этом пока и не догадываются,  но именно им, молодым педагогам, предстоит обучать современных детей, о будущем которых не знает никто.

 «Что вы хотите сделать из ребенка? Правдивого, честного, дельного человека, который думал бы не столько об удобствах и выгодах личности своей, сколько о пользе общей, не так ли? Будьте же сами такими; другого наставления вам не нужно»[6].

[1] См. например: Опыт формирования навыков и компетенций XXI века // ММСО., М., 2017 [электронный ресурс] Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=-OSphowdLZ0; Лукьянов Ф.А. Россия 2035: грани возможного // Огонек. М., 2017. № 33 (5749) [электронный ресурс] Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/3384073

[2] Существует, вместе с тем, представление о борьбе т.н. greenfield и brownfield внутри российской школы. Раздаются голоса в пользу «очищения» школы от т.н. brownfield. См. подробнее: Предложения по развитию образования в рамках стратегии развития РФ на 2017-2024гг. [электронный ресурс] Режим доступа:    https://www.youtube.com/watch?v=koVyZh8HQK4.

[3] Показательна история с Артемом Новиченковым, который уволился летом текущего года из общеобразовательной школы №2009 г. Москвы. См. подробнее: Новиченков А.Н. Территория страха: монолог учителя, который решил уйти из школы [электронный ресурс] Режим доступа:  https://daily.afisha.ru/relationship/5495-territoriya-straha-monolog-uchitelya-kotoryy-reshil-uyti-iz-shkoly/; Об изменениях жизни человека в городской среде писала еще Э.А. Орлова: Орлова Э.А. Современная городская культура и человек. М., 1987.

[4] Гоголь Н.В. Статьи из «арабесок» [электронный ресурс] Режим доступа: http://rubook.org/book.php?book=355665&page=28.

[5] Достоевский Ф.М. Дневник писателя [электронный ресурс] Режим доступа: http://croquis.ru/2131.html.

[6]  Даль В.И. Мысли по поводу статьи «О воспитании» в «Морском сборнике», 1856,  январь // Морской сборник. М., 1856. № 7. С. 179-189.

3 thoughts on “Профессиональное выгорание”

  1. Вы, Григорий, поднимаете очень актуальную проблему – профессиональное выгорание. И советы, которые Вы даете, на мой взгляд, подойдут не только молодым учителям… Я бы только добавила в Ваш перечень достойную оплату труда. Очень действенное, я считаю, лекарство от выгорания.

    1. Марина Викторовна!
      Наш президент сказал: “Будем богатеть!”. Думаю, что если бы деньги на повышение зарплат были, то и повышение бы давно случилось… А пока – своими средствами!
      И, кстати, куда настойчивее нужно поднимать вопрос о качестве тех курсов повышения нашей квалификации, которые мы с вами посетили за последние три года… Ну и еще в большем количестве охватывать студентов, чтобы не выпускать их из педагогического русла! Готов пожертвовать всеми своими часами, кроме, конечно, 11-го класса!)

Добавить комментарий

Войти с помощью: